В ШСТ «Индиго» представили бета-версию спектакля «В эту ночь»

09-04-2019

В ШСТ «Индиго» представили бета-версию спектакля «В эту ночь»

Андрей Остров, журналист областной еженедельной газеты "Томские Новости +" опубликовал рецензию на спектакль "В эту ночь" театра "Индиго" 

 

 

 

 

Дядюшкин сон

Я видел тогда на сцене счастливых людей, которые играли. Играли во что-то, играли кого-то, играли с чем-то. Но именно играли. Играли радостно, самозабвенно. И были счастливы.

Евгений Гришковец о знакомстве с театром пантомимы томского Дома ученых в романе «Театр отчаяния, или Отчаянный театр.

Что может присниться немолодому, 65-летнему человеку, который перед сном-бессонницей переключает каналы телевидения, попадая в этот кромешный ужас из нумерованных домов, силиконовых губ и Андреев с приветом?

Как водится, едва закроешь глаза, еще бегут цветные пятна перед мысленным взором, потом они складываются в какие-то пазлы: мама молодая, отец живой, потом появляешься голенький в Воркуте, то ли Горлум, то ли терминатор из будущего, и тебе сосланные на севера родные с детства внушают: не убий, не укради, не завидуй… Так и живешь потом, не крадя, не убивая никого. Прелюбодействуешь, конечно, но все время с вином и любовью.  Учишься не где-нибудь, а в «Щуке», занимаешься пантомимой, смотришь завороженно на безмолвную антисоветчину Каунасского театра, сам работаешь в театрах Томска, ведешь студию пантомимы в Доме ученых, уезжаешь в Санкт-Петербург, снова возвращаешься в Томск делать деньги, а потом понимаешь – ну не твое это, не твое, и все тут.

Возвращаешься в томский театр, а он уже не тот, не григорь­яновский, и свеча, кажется, потухла, как у Тарковского в «Ностальгии», но надо идти через провинциальный культурный бассейн, смотреть, чтоб теплился огонь, и тогда появляются зеленые люминесцентные ноги, и ты, весь в белом, такой воздушный, летишь, как на картинах Шагала, а на самом деле художника спектакля Бориса Перцева.

И вот ты улетел… 

 

Светлая сторона

Зато прилетели ангелы. Белые, маленькие, неестественной величины, прилетели, посмотрели на нашу жизнь, на мальчишек в белых рубахах навыпуск, которых бабы все рожают и рожают, а их все стреляют и стреляют, на историю нашу, которая ничему не учит… Посмотрели ангелы и улетели.

Вместо них из цветного месива выросла красивая, как свобода, ведущая народ,  Татьяна Авхимович и запела одними руками, когда вдруг пропал звук:

Ты

тянешь руки в небеса,

Ты

вдруг услышишь голоса:

«Потерпи еще чуть-чуть, мы тебе укажем путь». 

В принципе, и звука не надо, просто понимаешь, что все мы, глухие люди, ищем  черную кошку в темной комнате, и место встречи изменить нельзя, потому что место это – школа-студия-театр «Индиго» и его новый спектакль «В эту ночь».

– У нас звук почему-то пропал в середине песни на генеральной репетиции и потом, на премьерном показе, – вспоминает художественный руководитель театра «Индиго» Александр Постников. – Я сначала на звукорежиссера Вениамина Киселева хотел ругаться, а потом подумал, что кому-то там, наверху, надо, чтобы звук обрывался на этом месте. Так и оставили в спектакле.

Танцующие в темноте

Заслуженный артист России Постников говорит, что думал над спектаклем больше полугода. Всё, что глухие актеры играли в «Индиго» до сих пор, они играли при свете (художник по свету Денис Долгих), а в темноте под забралами из двойной сетки, чтобы лица не светились в темноте, такие актеры практически полностью дезориентируются: не видят партнеров, жестовых указаний сурдопереводчика спектакля Натальи Онищук.

– Без нее, без нашей незаменимой Наташи Онищук, мы бы не сделали НИ-ЧЕ-ГО! – раздельно произносит Постников. – У нас в труппе всего два актера чуть-чуть слышат, как я ору на них, – грешен. А с остальными диалог идет только через Наташу.

Но, когда зажегся свет после спектакля и глухие актеры сняли маски, стало понятно, что все мучения были не напрасны. В покрасневших, мокрых от пота лицах Татьяны и Владислава Баловых, Анастасии Берендеевой, Романа Захарова, Анны Зубаревой, Анны и Олеси Ивановых, Дмитрия Коваленко, Никиты Тимофеева, Ольги и Александра Ларионовых столько было счастья от видимых, но неслышимых аплодисментов, от того, что люди встали актерам навстречу сразу, не раздумывая, как в обычном театре.

Это был успех

Только щурясь на свет, понимаешь, что ничего подобного ты не видел в Томске, да и нигде вообще еще не видел. Что слабо­слышащие и потому чаще всего неговорящие люди умудрились с помощью жестового языка сказать тебе в темноте что-то очень важное о мире, о себе, о нас самих. При этом жестовый язык не мешал, а помогал смыслам множиться, повторяться, угадываться. От этих прозрений хотелось обнять  актеров и этого ангела Александра Постникова, который  сотворил чудо и заставил немых говорить, а зрячих – слышать.

Но взволнованный 65-летний ангел уже убежал покурить.

 


К списку новостей